Как построить социальный бизнес в России и не разориться

Как построить социальный бизнес в России и не разориться

За 6 лет существования производства крем-мёда Cocco Bello социальный предприниматель Гузель Санжапова сумела устроить на работу жителей Малого Турыша и ближайших деревень, начала проектировать Общественный центр, где люди могли бы проводить свободное время, учиться, получать доврачебную помощь.

Сейчас она планирует развивать эко-туризм и сдвинуть с мёртвой точки социальное предпринимательство в России. При этом годовой оборот её предприятия за пять лет вырос с 0,6 миллионов рублей до 16,5 миллионов (до 21,5 миллионов, если учитывать результаты краудфандинговых программ).

Кто такой социальный предприниматель

26 июля 2019 года Владимир Путин подписал изменения в законе «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» — в него внесли определения понятий «социальное предприятие» и «социальный предприниматель». Если коротко, это человек, который ведёт бизнес с привлечением социально-уязвимых людей: бездомных, бывших заключённых, пенсионеров, выпускников детских домов.

Чтобы предприятие получило статус социального, нужно чтобы не менее 50% сотрудников составляли люди из уязвимых групп, а их доля в фонде оплаты труда составляла не менее 25%.

Пока в России нет точных данных о том, сколько в стране социальных предприятий — реестр будет только в 2020 году. Правительство обещало ввести налоговые льготы для социальных предпринимателей, но на каких условиях они будут, неясно. Поэтому сейчас предприятия, которые можно было бы отнести к социальным, платят налоги как все.

Самый узнаваемый соцпредприниматель России Гузель Санжапова под таким способом ведения дела подразумевает решение проблем с помощью бизнес-инструментов. И её бренд Cocco Bello действительно изменил жизнь в крошечной деревне Малый Турыш в Свердловской области.

Деревня Малый Турыш в Свердловской области, население 69 человек

Правильно вложить деньги

В 2013 году отцу Гузель досталась в наследство пасека в деревне Малый Турыш — семейное дело, которым занимался его папа. Пчелиная ферма давала аж две тонны мёда и было неясно, что с ними делать — просто так их не продать. Гузель нашла технологию, которая позволяла продукту не засахариваться — взбивание. Её изобрели в Канаде больше ста лет назад. Производить решили тут же в деревне, где стоит пасека.

Тогда, в 2013 году, подходящее оборудование можно было купить только за рубежом. Гузель и её папа выбрали немецкую машину. Принцип работы «взбивалки», как её называет Гузель, напоминает стиральную машину: на низких оборотах при низкой температуре она взбивает залитый в барабан мёд без каких-либо загустителей и других ингредиентов. Если что-то добавляется, то это травы, специи, сушёные ягоды, собранные здесь же, в Малом Турыше. Процесс длится 3−4 суток.

Всего в старт проекта Гузель с папой вложили 300 тысяч рублей личных сбережений девушки: они ушли на покупку оборудования для изготовления продукта и фасовки, тару. Так семья сделала первую партию продукта.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Среди российских предпринимателей есть большая проблема: все научились писать планы, находить деньги на реализацию, но не производить. Если ты придумал продукт, нужно искать способы произвести его как угодно и попробовать продать — так можно понять сразу, нужен он рынку или нет».

Несмотря на то, что взбитый мёд Cocco Bello делается в деревне, производство соответствует всем нормам и стандартам, используется только качественное сертифицированное сырьё. Это одна из трудностей, с которой может столкнуться предприниматель, который производит продукт в маленьком населённом пункте.

Пасека в Малом Турыше

На производстве у Санжаповых работают местные жители — так было с самого начала. Большинство жителей Малого Турыша, которых семья Санжаповых планировала взять в штат, было в «третьем возрасте». Молодые, кто смог, уехали в города. Всего в деревне было 16 домов, в которых жили 53 человека. Сейчас осталось 50, но домов уже двадцать — в деревню возвращаются те, кто оттуда уехал, переезжают жители соседних деревень, восстанавливают дома или строят их заново. Пока производство сладостей и косметики Cocco Bello не появилось в Малом Турыше, работы здесь не было никакой. Совсем.

Мыслить в больших масштабах

В самом начале работы над проектом Гузель и её папа совершили главную ошибку — они представляли работу производства в совсем маленьком масштабе. После того, как продалась первая партия крем-мёда, предприниматели поняли, что можно продолжать проект, а значит, нужно строить цех. То помещение, которое они построили, в проекте казалось достаточно просторным — 50 квадратных метров. Когда Санжаповы зашли в него, то сразу поняли, что стоило делать его как минимум в два раза больше. После ещё одного расширения, когда цех увеличили, Гузель и её папе снова показалось, что пространства мало.

Сейчас Cocco Bello строит Общественный центр в Малом Турыше — там смогут собираться местные жители, проводить ивенты, получать доврачебную помощь и учиться новому. Помещение будет занимать 800 квадратных метров и по стоимости будет близко к годовому обороту Cocco Bello, но в таких масштабах удобнее думать и планировать на 5−10 лет вперёд. По расчётам Гузель, стоимость пространства будет окупаться за счёт других направлений проекта, которые можно будет развивать с появлением Центра.

Найти человека

В деревне у предпринимателя нет возможности сходу начать использовать привычные механизмы работы: коммуникацию через почту и Slack, список задач в Trello и так далее. В деревне не может быть эйчара — кадров мало и так, а вместо компетенций и мотиваций лучше учитывать человеческие качества и отношения между будущими коллегами. Поэтому все алгоритмы работы Гузель и её папе пришлось если не придумывать с нуля, то пересматривать привычные форматы полностью.

Жители Малого Турыша участвуют в полном цикле производства

Например, если приехать в деревню, построить производство и пригласить туда людей на работу, они не поверят в добрые намерения предпринимателя сразу. Чтобы человек пришёл к тебе, нужно выстраивать с ним полноценные доверительные отношения — приезжать много раз в деревню, разговаривать. Даже если ты собираешься платить ему деньги за работу.

На первых порах к Гузель на производство устроилась единственная сотрудница, которая спустя время смогла купить стиральную машинку. Это дало её соседям понять, что их не пытаются обманывать и эксплуатировать: зарплату действительно платят и она составляет 12−16 тысяч рублей, в зависимости от загрузки работника. Так в Cocco Bello начали приходить люди.

Пенсия, которую люди получали в Малом Турыше, была 8−12 тысяч рублей.

Эйчар-отдел в деревне — это сами сотрудники производства. В Cocco Bello они выбирают сами, с кем хотели бы работать, приглашают на производство, присматриваются и потом принимают решение. Такой подход пришлось изобрести, но его сразу стали придерживаться. Процесс выстраивания штата занял два года.

Статистика

Средняя зарплата в российской деревне — 14 200 рублей — это немного выше МРОТ. Однако стоит учитывать, что корреляция зарплаты с количеством потребительских минимумов, которые может позволить себе человек, определяет уровень его жизни.

Также нужно иметь в виду, что разница между средними зарплатами в разных регионах России — огромная. Самые высокие зарплаты в малых городах — в Якутии: 24 тысячи рублей. Поэтому по среднему размеру зарплаты нельзя сказать однозначно, как живут люди в малых городах и деревнях.

Средний размер пенсии в России на начало 2019 года — 14 825 рублей, но между регионами этот показатель сильно разнится: самая высокая средняя пенсия — на Чукотке (27 044 рубля), а самая низкая — в Дагестане (11 854 рубля).

Решать проблемы

В деревне Гузель столкнулась с тем, что люди не разделяют работу и личную жизнь: человек может не спать ночами, если наклеил этикетки вверх ногами. В больших городах люди могут оставить проблемы в офисе и отложить их решение на завтра, потому что помимо работы у них больше других занятий и проблем.

Такое личное включение в производство — важно: сотрудникам Cocco Bello не всё равно, что и для кого они производят, а клиент это ценит. Однако неумение разделять работу и личное иногда приводит к тому, что последнее перевешивает, потому что формальности для жителя деревни — вторичны.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Однажды мы монтировали сцену для концерта группы „Чайф“, а сварщик за пять дней до ивента сказал, что он устал и переезжает в другую деревню. И ты не скажешь ему: „Чувак, а как же две недели отработать? Ты же в штате!“ — ему всё равно на твои процедуры».

Другая проблема — недоверие к деревенскому бизнесу в городах. Гузель приходится отвечать на вопросы в духе: «А выдержите ли вы логистику? Доставите ли вовремя товар?», хотя с этим проблем у Cocco Bello нет. Малый Турыш и Екатеринбург соединены нормальной дорогой, по которой автомобиль с продукцией регулярно и в срок приезжает в город и передаёт товар в транспортную компанию. Только опытным путём крупные компании и ритейлеры приходят к тому, что Cocco Bello — такой же производитель, как и остальные, и не требует особых условий и послаблений.

Одна из самых больших трудностей — алкогольная зависимость у некоторых жителей деревни.

Увольнять за такой образ жизни Гузель и её папа не считают нормальным сценарием: во-первых, у человека есть право на ошибку, даже если она будет повторяться. Во-вторых, профессиональные знания, которые могут быть у сотрудника с зависимостью, трудно найти. Например, на пасеке у Санжаповых работает мужчина, который иногда срывается и уходит в запой. Тогда Гузель и её папе приходится приходить к его семье, разговаривать, спрашивать, как можно ограничить его доступ к алкоголю.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Мы не можем ни на чём настаивать — только рекомендовать, поэтому вместе обсуждаем, кодировать или нет. Обучить человека мудростям пчеловодческого дела — не один год большого труда, поэтому мы реабилитируем нашего сотрудника. Если его выгнать, он сразу уйдёт в запой, а наша задача сделать так, чтобы все остались живы и здоровы».

Дать новые знания

Главное, чему Гузель пришлось учить сотрудников на производстве — планирование и учёт. Это даётся непросто потому, что, во-первых, работники находятся далеко от клиента, от ритейлера. Из-за этого у них не сразу формируется цельная картина производства, где их работа — только один из этапов. Во-вторых, как считает Гузель, из-за того, что пожилые и зрелые люди пережили девяностые в молодости, они не видят смысла в планировании: у них есть опыт, когда твои накопленные ресурсы разом превращаются в ничто.

Чтобы научить учёту и планированию, Гузель вместе с сотрудниками используют гугл-таблицы и всегда остаются на связи в рабочем чате в ватсапе.

Работникам регулярно объясняют, почему нужно записывать все исходные цифры, количество использованного сырья, тары и прочего, и постепенно это даёт результаты — люди вырабатывают привычку это делать. В таком процессе Cocco Bello пребывает уже около полутора лет.

Пасека в Малом Турыше

Вовремя неучтённые готовые продукты или сырьё могут привести к тому, что на производстве не появятся нужные исходники, например упаковка. Из-за этого могут сорваться сроки, а значит, Cocco Bello подведёт клиента — этого Гузель не может допустить. Поэтому девушка начала воспитывать в сотрудниках ещё и чувство ответственности: они звонят покупателям лично и спрашивают, всё ли хорошо, всё ли понравилось. Так они понимают, для кого делают продукт, производство получает большой фидбэк. В деревне эта адресность важна.

Другие смыслообразующие навыки, которые Гузель воспитывает в сотрудниках — умение завершать начатое и ускорение производства. Несмотря на то, что Cocco Bello производят в деревне, бренду приходится поспевать за городом.

Как не разориться

Из-за того, что у социального предпринимателя в России сформулированный законом статус появился только летом 2019 года, готовых схем построения бизнеса и представлений о рисках нет. Пока социальные предприятия, точное число которых никто не знает, живут по общим для всех законам.

Специфику развития и существования Cocco Bello определяет постоянное реинвестирование всей чистой прибыли в развитие деревни и производства. Гузель говорит, что в таком сценарии рисков больше, но «на то тебе и голова, чтобы считать».

Гузель Санжапова активно занимается краудфандингом и сама помогает благотворительным проектам

Помимо путей реинвестирования денег, Cocco Bello отличается тем, что активно использует краудфандинговые платформы как инструмент развития. Такие акции не приносят большие деньги — они работают скорее на узнавание бренда и повышение лояльности клиентов. Обычно чистая прибыль от них составляет 30%: из общей суммы вычитаются 10% комиссии платформы, 6% налогов и 1% на пенсионные отчисления. Затем из остатка вычитается себестоимость лотов и цена их отправки.

Однако во время работы краудфандинговой программы у Cocco Bello растут розничные и оптовые продажи продукции, а значит, у предприятия растёт прибыль и расширяется клиентская база.

В 2019 году Гузель Санжапова и команда деревни Малый Турыш завершили шестую краудфандинговую акцию — вместо 700 000 рублей им удалось собрать 2 135 392 рублей. Цель самой первой, проведённой в 2013 году, была 150 000 рублей.

Чтобы провести успешный краудфандинг, Гузель советует безупречно наладить все процессы производства вашего продукта, чтобы, во-первых, изготавливать и отправлять лоты качественно и в срок. Во-вторых, о вас во время проведения акции узнает много новых клиентов, которые наверняка захотят купить ваш товар просто так. Для того чтобы наладить с ними сотрудничество, у вас должны быть под рукой все ознакомительные материалы: сайт, соцсети и мощности, чтобы справляться и с лотами, и с продукцией для розницы или опта.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Это неимоверно тяжело и каждый раз я говорю себе, что больше это делать не буду. Это большой объём коммуникации с людьми и не всегда адекватными, поэтому нужно понимать, что это работа, а не развлечение».

Планировать

Предприятие Гузель Санжаповой и её папы строится на строгих сезонных циклах: летом — ставка на подготовку продуктов к производству, а зимой — производство. Летом собираются ягоды и травы, сушатся, производится мёд. Январь-февраль у Cocco Bello «лайтовые», потом обороты увеличиваются, потому что наступают праздники, в апреле-мае продажи падают и в этот период начинается подготовка к следующей зиме.

Чтобы не разориться, развивая социальное предприятие, важно постоянно гореть своей идеей. Это позволит не пасовать перед трудностями и удержит на плаву, когда захочется всё бросить и сбежать.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Если ты хочешь заниматься социальным предпринимательством, у тебя должна быть своя личная адская боль — проблема, которую ты хочешь решить. Если будет по-другому, бросишь дело завтра, и проблема не решится. Бизнес — это работа 24/7, но в социальном сегменте потенциальный профит даст тебе больше потраченных сил. Для кого-то это деньги и подспудно — социальный эффект, а для кого-то — количество спасённых бабушек».

Несмотря на то, что социальный бизнес выделяется даже на уровне определения, он остаётся бизнесом, в котором важно учитывать, планировать, рисовать модели. Помимо этого в социальном предпринимательском сегменте важно, как и везде, красиво упаковать. Гузель объясняет, что никто не будет покупать у тебя продукт, потому что ты добренький: только 10% твоей аудитории будет важна история, остальные 90% покупают, потому что вкусно, красиво, удобно и так далее.


Не конкурировать

По мнению Гузель Санжаповой, в социальном сегменте предпринимателей не может быть конкуренции — в России пока нет такого рынка. Поэтому если кто-то приходит к ней за помощью, она не отказывает под предлогом тайны производства.

Сама Гузель подсматривает за другими производителями и если ей нужна помощь, обращается за ней. Пока никто из предпринимателей ей в этом не отказал.

Проекты, которые развиваются в сегменте, где работает Гузель, конкурентными девушка не считает.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«За их брендом нет истории, у них нет производства полного цикла, как у нас. Они закупают мёд как сырьё и ягоды как готовый наполнитель и просто смешивают у себя на производстве — это узкий сегмент переработки. Мы батрачим 9 месяцев, чтобы собрать мёд, наши бабушки собирают ягоды в лесу, мы их сушим, мёд взбиваем, смешиваем и упаковываем — всё на одном производстве. Есть похожие компании на рынке, но мы не задумываемся, конкуренты мы или нет — нам некогда. Мы чётко знаем свою позицию и потолок, поэтому не видим смысла мериться с конкурентами чем-то — оборотом или чем ещё принято. У нас логика развития совсем другая: во главе всегда стоит решение социальной проблемы».

Социальные предприниматели, по мнению Гузель, — такие же предприниматели, хотя в России они выделяются в «когорту странных людей». Девушка верит, что все бизнесмены начнут задумываться о том, какой вклад они делают в жизнь общества.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Понятно, что это идеальная картина мира, и это не случится через год или через два, но остальные предприниматели такие же супергерои, как мы, только у них цели другие. Нет, они не конкуренты — мы коллеги, потому что живём в одной стране. В моей картине мира предприниматель — это друг, который может что-то подсказать».

Нести перемены

Cocco Bello стало прецедентом для российских предпринимателей: о социальном бизнесе начали говорить на профильных конференциях, а сам сегмент начал расширяться.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Если раньше ко мне после выступлений подходили в основном женщины и на эмоциях благодарили, что я спасаю бабушек, то сейчас это в основном мужчины, которые молча жмут руку и рассказывают свою историю, делятся мыслями о социальных проектах».

За шесть лет проект Cocco Bello стал интересен на только социальным предпринимателям

На самом производстве Cocco Bello каждый год вводится линейка новых продуктов, чтобы у сотрудников была возможность развиваться горизонтально и расширять свои навыки. Например, человек, который умеет только фасовать готовый мёд, может выучиться шитью или изготовлению чая, и за счёт этого получать высокую зарплату.

Самый крупный проект, которым занимается Cocco Bello — создание Общественного центра, где люди смогут учиться и общаться. По плану Гузель, это место закроет большинство актуальных проблем Малого Турыша, и девушка сможет идти дальше — в другие деревни.

Главное изменение, которое пришло в Малый Турыш вместе с Гузель — люди, которые хотели «доживать», захотели жить.

Гузель Санжапова, основатель Cocco Bello:

«Я помню, что когда мы только пришли в Малый Турыш строить производство, людям ничего не было нужно — они собирались доживать в деревне. У них не было планов, денег и работы. Сейчас они не представляют, что такое не работать, они могут планировать своё будущее, бюджеты, повышать качество жизни».

Полезная рассылка для предпринимателей

Рассказываем про налоги, законы, чужой опыт и полезные инструменты для бизнеса.

Привет!

У меня есть кое-что для вас :)

Пора подключаться

Отправить заявку
Оставляя заявку, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и с условиями бронирования счёта